Кризис среднего возраста

– Кризис – очень модное нынче слово, вот и сейчас грянул новый экономический кризис, в мире вообще происходят какие-то глобальные кризисы. И в жизни человека периодически случаются кризисные периоды. Что это такое?

– Давайте оставим в покое мировые кризисы и остановимся на личных кризисах каждого человека. Что это такое? Это некие рубежи, перевалы, заставы. Что-то в нашей жизни случается, и мы должны остановиться и подумать: что мы делали и сделали до этого, к чему пришли и как нам двигаться дальше. И мы в эти периоды сдаем как бы некий экзамен Богу, жизни, себе самому. Экзамен на прочность, на готовность идти дальше, на решительность. Ведь кризис – это всегда некое изменение, перемена, после которой трудно уже жить дальше так, как мы жили до этого.

Мы в эти периоды сдаем как бы некий экзамен Богу, жизни, себе самому

– Хотелось бы поговорить о «кризисе средних лет». Как его можно обозначить? Например, с кризисом переходного возраста всё более-менее понятно. Внутри все бушует, подростки взрослеют, у них гормональный всплеск, они самоутверждаются, мучая и себя, и взрослых. Но почему период 30–45 лет беспокоит людей? Чем это беспокойство вызвано? Что происходит с людьми в этот промежуток?

– Да, умом мы понимаем, что все вроде бы в нашей жизни нормально и привычно. Но именно эта привычность и стабильность нас начинает тяготить. Что обычно происходит с человеком до среднего возраста? Бурная стройка, становление личности, обучение всему, что пригодится потом в жизни. Куча ярких, очень интересных событий. Он учится, получает профессию, преуспевает в ней, влюбляется, женится, рожает и растит детей, строит и обустраивает свое личное жилье, он окружен друзьями и приятелями, он радуется жизни, потому что молод, силен и здоров. Ему просто некогда унывать и рефлексировать. И, конечно, юность, молодость – это то время, которое всегда воспринимается не очень объективно, идеализируется. Даже если на этот период выпали какие-то тяжкие испытания, например, война. Меня много раз приглашали приятели-«афганцы» на свои встречи. Так вот, однополчане, собравшись вместе, вспоминают не ужасы и лишения войны, а то, как шутили друг над другом, какие-то смешные случаи, приколы, поют песни и рассказывают армейские байки. Почему? Они были тогда молоды, здоровы, у них была цель в жизни, и рядом были друзья.

Так вот, когда человек достигает среднего возраста, он уже понимает, что, как говорит Екклесиаст: «время разбрасывать камни, и время собирать камни» (Екк. 3, 5). Время молодости и активного строительства прошло, надо подводить некие итоги: что ты успел, с каким багажом пришел к рубежу средних лет.

– У человека вроде бы все есть к 30–45 годам – семья, профессия и так далее, живи себе и радуйся. Почему депрессивные, грустные мысли появляются?

– Вспоминается еще одно место из той же мудрой книги: «Суета сует, – все суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?» (Екк. 1, 2). Также приходят на ум строки Данте: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу…». Дело в том, что человеку в этом кризисе кажется, что все лучшее, что было в его жизни, уже в прошлом. Самое распространенное мнение: дальше ничего интересного уже не будет, все хорошее осталось в молодости. Напоминает картину художника В. Максимова «Все в прошлом»: немолодая барыня сидит у своего когда-то роскошного дома, с грустью смотрит на него и вспоминает, что когда-то все было замечательно, она была молодой и счастливой, а теперь все это прошло. Похожие мысли посещают многих в среднем возрасте.

Кризису среднего возраста подвержены все: как успешные люди, сделавшие карьеру, так и те, которым кажется, что они ничего не достигли

У некоторых начинается глобальная переоценка ценностей: им начинает казаться, что почти все, к чему я стремился раньше, – суета. Получил не то образование, не так, как надо, создал семью, неправильно воспитывал детей, стремился не к тем целям, а теперь уже поздно. Притом кризису среднего возраста подвержены все: как успешные люди, достигшие больших результатов, сделавшие хорошую карьеру, так и те лица, которым кажется, что они ничего не достигли. Просто первые думают, что всю жизнь стремились не к тому, нужно было выбрать правильную цель (например, не продолжать бизнес отца, а стать гениальным художником или музыкантом), а вторые начинают считать себя полными неудачниками, лузерами, ничего в жизни не достигшими и прожившими ее зря.

Конечно, все эти мысли – от лукавого, который хочет нас опустить в бездну печали и уныния, связать нашу волю. Такой пессимистический взгляд является весьма однобоким и предвзятым. Почему человек порой так односторонне оценивает свою нынешнюю жизнь? Он, действительно, переходит некий жизненный экватор. Он чувствует, что не «вся жизнь впереди, надейся и жди», а уже ее половина, что в недалеком будущем он встретится со старостью. А потом и с вечностью. Однако поводов для уныния нет. Период зрелости, среднего возраста по-своему прекрасен и содержит много возможностей для счастливой, полной жизни, и об этом мы еще поговорим. Все эти мрачные мысли и страхи, скорее, находятся просто в нашей голове. Поэтому самое главное, чем мы должны заняться в среднем возрасте, – это поиском себя, своим духовным и личностным ростом. Кстати, осознание того, что мы вступили уже во вторую часть жизни и приближаемся к вечности, может послужить нам мощным стимулом для того, чтобы заняться подготовкой к этой вечной жизни.

– Все ли люди подвержены проблемам кризиса средних лет? Или кого-то он сильнее накрывает, а кого-то – вообще не задевает? От чего зависит?

– Думаю, почти все в той или иной степени в этом возрасте переживают некую рефлексию, испытывают некое беспокойство. И это нормально. Это молодежи свойственно жить, ни о чем не думая. А нам с высоты прожитых лет бывает порой «мучительно больно за бесцельно прожитые годы», и это нормально. Но нужно понимать, что кризис – не конец жизни и не крах всего того, к чему мы стремились до этого. Это переосмысление, размышление, раздумье перед следующим периодом, уровнем.

Нужно понимать, что кризис – не конец жизни и не крах всего, к чему мы стремились до этого

– Вы сказали о плюсах, возможностях среднего возраста. Нельзя ли поподробнее об этом? Что нам противопоставить унынию и пессимизму?

– Больше, чем в каком-либо другом периоде жизни. Но, как совершенно справедливо замечено в фильме «Берегись автомобиля»: «Человек, как никто из живых существ, любит себе создавать дополнительные трудности». Не ценим мы порой того, что имеем. И это лишний раз доказывает, что кризис среднего возраста – личностный, он не во внешних обстоятельствах, плюсах или минусах нашей жизни, а в нас самих.

– Какие же положительные моменты мы видим в период зрелости?

– Во-первых, как не странно, это свобода. Ведь человек примерно лет до 20 с хвостиком совершенно несвободен. Он слушается родителей, делает только то, что они говорят, он большую часть своего времени тратит на учебу, которая ему не доставляет особой радости. Он все время подает надежды и к чему-то готовится. Но это учеба и подготовка, а не реальные дела. Он работает на будущее. Пока молодой человек не получил профессию и не стал на ноги, он находится в почти полной зависимости от родителей. Об этом говорит и апостол Павел:

«Наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего. Он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного» (Гал. 4, 1–2).

После окончания профильного учебного заведения мы начинаем жить самостоятельной жизнью, но мы тоже как бы готовимся, осваиваем профессию, достигаем успеха в ней, создаем семью, строим взаимоотношения с родителями нашей половины, приобретаем жилье, воспитываем детей и проч. У большинства людей все это совершается до среднего возраста, а значит, в зрелый период нашей жизни мы получаем независимость, стабильность (в том числе и финансовую), профессионализм, уверенность в себе. Мы имеем немалый жизненный опыт, мудрость, рассудительность, мы многому научились в семейной жизни, у нас есть умение разбираться в людях. Те друзья, которых мы имеем,– это не просто приятели, а верные товарищи, проверенные временем. Дети у большинства из нас уже подрастают, готовятся вступить во взрослую жизнь.

Да, у нас не так много сил и энергии, как в молодости, нет «всей жизни впереди», но есть опыт, умения, мы не просто их копим, а применяем и используем. Мы уже набили шишки и знаем (в отличие от молодежи), как сделать дело быстро, эффективно и без ошибок. И еще у нас появляется немало личного времени, которое в молодости уходит на учебу, стройку и обслуживание маленьких детей. Это время можно потратить с большой пользой. Вот видите, одни плюсы!

Есть еще прекрасная французская пословица: «Если бы молодость знала, если бы старость могла». Это как раз про средний возраст. Мы имеем опыт, и мы еще можем, пока силы еще есть.

– Мужчины и женщины одинаково или по-разному переживают кризис средних лет?

– К середине жизни и мужские и женские половые гормоны начинают вырабатываться слабее. У женщин идет угасание, начинается подготовка к климаксу и сам климакс. Гормон, который отвечает за женскую сущность – эстроген – начинает вырабатываться меньше, постепенно угасает репродуктивная функция. В результате этой перестройки – нестабильное настроение, изменение внешности – увядание кожи, набор веса. У мужчин выработка тестостерона – мужского гормона, отвечающего за силу, энергию, выносливость, влечение – также идет на спад. Уменьшается мышечная масса, замедляется обмен веществ, начинает расти брюшко.

Некоторые люди пытаются продлить свою молодость: обращаются к врачам-эндокринологам за поддерживающей гормональной терапией. А кто-то, руководствуясь околомедицинскими статьями из Интернета, сам себе «прописывает» гормоны. Чем все это чревато? Можно провести параллель: человек, который постоянно делает пластические операции, в какой-то момент уже без них себя не представляет. Или, если человек принимает антидепрессанты, достаточно скоро он уже без дневных пилюль не сможет взбодриться, а без ночных – заснуть. Это зависимость. Так и к гормонам привыкают, и организм постепенно начнет требовать увеличения дозы таблеток.

Да, гормональная терапия дает прилив сил, хорошее самочувствие, приподнятое настроение, человек благодаря препаратам выглядит моложе своих ровесников. Но каждый возраст дан Богом и сотворен с положительными и прекрасными сторонами, которые присущи конкретному периоду жизни. А человек, который хочет застрять в 25-летнем возрасте, рискует не увидеть тех плюсов, достоинств, которые даются в другие этапы жизни. Вместо этого можно порекомендовать умеренные занятия спортом, ежедневную гимнастику. Ведь организм моложе не становится, и чтобы держать его в тонусе, нормализовать обмен веществ, уже требуются постоянные усилия.

Человек, который хочет застрять в 25-летнем возрасте, рискует не увидеть тех плюсов, которые даются в другие этапы жизни

Важный рецепт, когда настигает кризис: не останавливаться в каком-то возрасте, а идти вперед, искать себя, открывать что-то новое. Причем это относится к любому кризису, к любым трудностям. Например, родился ребенок, для кого-то это страшный шок, потрясение, особенно для мужчин. А для кого-то – радость и счастье, молодые родители начинают вместе активно включаться в незнакомый этап жизни, гуляют, играют с малышом, что-то придумывают. Кризис не страшен, когда человек не стоит на месте, не находится в стагнации, а умеет перестраиваться и находить новые грани.

Мы должны также понимать, что и этот период не бесконечен. Вспомним народное выражение: «В сорок пять баба – ягодка опять». У женщины проходит климакс, вместе с ним – уныние и грусть, постепенно поднимается настроение, появляется желание любить и быть любимой. Мужчина тоже может снова стать востребованным на работе, нужным в семье. 30-45 лет – период, который можно не просто пережить, проплакав в подушку или озлобившись на весь мир, а найти что-то хорошее и радостное в нем.

– Есть какие-то духовные средства для облегчения кризиса среднего возраста?

– Переживающие этот кризис впадают, как правило, в две крайности. Либо они романтизируют всё, что было до этого: «Что пройдет, то будет мило», либо их гложет совесть и уныние от того, что они, как им кажется, прожили первую часть жизни неправильно и бесцельно. Бывает, что два этих чувства совмещаются: и ностальгия по прошлому, и сокрушение от ошибок юности.

Да, в молодости можно наделать много ошибок и грехов. И совершенно естественно, что после бурной молодости нас мучит совесть за эти ошибки. Но у нас есть великое лекарство – Святые таинства. Исповедь и Причащение. Не раз наблюдал, как люди среднего возраста, вполне воцерковленные, хотят прибегнуть к генеральной Исповеди, то есть принести подробное покаяние за всю жизнь, хотя до этого регулярно исповедовались. И это неплохо. Понимание, переомысление, глубина раскаяния приходит не сразу, иногда с годами. И некоторым весьма полезно, конечно, выбрав день, когда исповедников мало и заранее договорившись со священником, еще раз внимательно поисповедовать грехи всей жизни. И, конечно, таинство Причащения служит нам во исцеление души и тела. Раны от грехов молодости лечатся также аскетическими упражнениями, изложенными в творениях святых отцов по борьбе со страстями и грехами. Часто именно в среднем возрасте к нам приходит правильное понимание своих духовных проблем и всей жизни в целом.

– Батюшка, можно задать вам личный вопрос? Вам как раз 45 лет, поделитесь с читателями, как вы переносите кризис среднего возраста, какие трудности у вас в этом возрасте (или их нет)? Может, подскажете другим что-то? Что вам помогало, если были грустные минутки?

– Мне очень повезло, Господь дал мне в 40 лет новое поприще – я стал настоятелем строящегося храма. Дело в том, что, находясь в кризисе среднего возраста, опасно стоять на месте. Нужно развиваться, искать какие-то новые грани своей деятельности и своего бытия.

А мне ничего искать не пришлось. Священноначалие поручило мне построить временный храм, создать приход и сделать проект постоянного храма. И у меня началась весьма бурная жизнь. Нужно было собрать людей, в чистом поле построить храм и дом причта, организовать всю приходскую жизнь и инфраструктуру, церковные школы и все приходские службы. Я года четыре был единственным священником нашего прихода. Трудно, но служение в одиночку также дает много плюсов. Ты стоишь у престола, и тебя ничего не отвлекает. В алтаре только ты и алтарник (а иногда даже и его нет). Совершенно по-другому молишься, служишь. Особенно на буднях служба доставляет огромную радость. Правда, потом, признаюсь, от больших нагрузок началось у меня некоторое выгорание. Все-таки непросто сохранять терпение, спокойствие и мир душевный, когда через тебя проходит примерно 5000 человек в год только на Исповеди. Начинает копиться усталость, появляется равнодушие, раздражение, уныние. Но я заметил: кризис среднего возраста идет как некий период. У меня его пик пришелся примерно на мои 43–44 года. Теперь он понемногу отпускает, уже гораздо легче. К тому же жизнь не дает скучать. Когда-то я написал много книг, статей. Теперь пишу значительно меньше, но появилось другое.

В молодости мы копим знания и опыт, а потом должны использовать все это в разных практических сферах

Меня стали довольно часто приглашать на телеканал «Спас», подмосковное ТВ, на радио. Это тоже все очень интересно и не дает соскучиться. Вообще, в молодости мы копим наш капитал – знания и опыт, а потом должны использовать все это в разных практических сферах. И это не будет давать нам грустить и печалиться. В плане хобби на время среднего возраста у меня тоже получилось все нормально. Лет в 40 я получил права категории «А» (мототранспорт), хотя я водил мотоцикл с детства. И мы с женой начали путешествовать на байке. Также я увлекся ремонтом старых раритетных автомобилей и путешествиями на них. У нас в России старые машины не особо ценятся, и поэтому это увлечение доступно даже человеку с весьма небольшим доходом.

Но подведу итог. Что я для себя лично понял? В среднем возрасте уже все становится непросто. Уныние, лень, равнодушие приступают сильнее, чем в молодости. Выносливость и физические силы тоже уже не те. На все это еще накладывается наш пресловутый личностный кризис. Мы доходим в этот период до некого Рубикона. И тут два пути: забиться в угол, начать жаловаться на жизнь и потихоньку саморазрушаться с помощью алкоголя и компьютера – или начать решительные действия по выходу из кризиса. Увидеть, использовать новые возможности, перезагрузить свою систему. Известно, что у духовного делания два крыла: молитва и труд, и они все перетрут. Лучшее средство от депрессии – движение, нужно понуждать, принуждать себя двигаться, не сидеть на месте. И, конечно, просить у Бога сил. Тому, кто хочет, кто не ленится, Господь дает их.

– Как на семье может отражаться кризис средних лет? Люди жили, любили друг друга, и вдруг – на грани развода. Муж завел на стороне молодую любовницу, или жена чувствует охлаждение чувств к супругу, или оба стали чужими друг другу. Что делать, ведь такое может коснуться и верующих людей? Как укрепить семью в кризисе?

– Для семьи кризис среднего возраста одного из супругов (а может, и обоих) – время опасное. Многие семьи в этот период рушатся.

Недавно одна женщина задала мне вопрос: «Перестала испытывать к мужу чувство супружеской любви, живем, как хорошие соседи. Не чувствую себя женой. Муж либо в телефоне, либо в компьютере, либо в телевизоре, на меня внимания почти не обращает, что делать?» Что ж, ситуация очень типичная.

Мне кажется, что здесь ключевой момент: «перестала испытывать к мужу чувства». Очень правильно поставлен вопрос: не он резко изменился, а «я перестала». Большой соблазн – винить в своих бедах других. Вот поменяю мужа (жену) – и все сразу наладится. Нет, от себя не убежишь. Кризис средних лет – это, в первую очередь, наш личностный кризис. Он дан нам для того, чтобы понять, что многие наши проблемы – от недовольства лично собой. И чтобы выйти из кризиса, мы должны искать причины проблем в себе, а не в близком. В данной ситуации охлаждение отношений должно послужить нам толчком к активным действиям. Сидеть и ждать чего-то или обращаться к мужу с бесчисленными претензиями: мол, сколько можно в соцсетях зависать, обрати на меня внимание, – этот путь совершенно неправильный. Можно только усугубить ситуацию и больше оттолкнуть от себя мужа. Приблизить супруга, оживить чувства с помощью давления и нотаций не получится. Но, уважая интересы супруга, изучая его увлечения, все время работая над этим, мы сможем найти с ним точки соприкосновения, общие темы. Недавно Елена Скороходова, общественный деятель, драматург, режиссер, подарила мне свою книжку. Мне очень понравилось одно стихотворение оттуда, как раз по нашей теме, называется оно «Совет мудреца». И хотя этот совет был дан мужу, но он подойдет и жене. В келлию к старцу пришел мужчина и сказал, что разлюбил свою супругу, не испытывает к ней больше чувств. Мудрец ответил ему:

«Я знаю, друг мой, что ты делать должен:
Любить свою жену назло всему,
Не говори, что это невозможно.

Люби её всем чувствам вопреки,
Наперекор дурным своим желаньям.
Сложи и склей разбитые куски,
Восстанови разрушенное зданье.

Что кончено, по новой создавай,
Как после катастроф, стихийных бедствий.
Служи супруге, сопереживай,
Любовь – не чувство, а цепочка действий.

Не говори «не любится» – люби.
Не клеится, не хочется, но нужно.
Из твоего ребра она, пойми,
Ибо жена находится за мужем.

Не озирайся только на других,
Их в мире очень много, слишком много.
Они легко меняют жён своих,
А ты иди… иди своей дорогой.

И не вступай в порочный этот круг,
В погибель там затягивает бездна.
Заставь себя любить жену, мой друг,
Усилия твои не бесполезны…».

Мужчина последовал советам мудреца и вновь обрел семейное счастье, сумел полюбить заново. И позже ему было даже страшно представить: что бы случилось, если бы он не получил тогда совет: «Люби вопреки всему».

Любовь – не эмоция, а цепочка действий, это усилие, направление воли

Да, любовь – не эмоция, а цепочка действий, это усилие, направление воли. Воскресить утраченные чувства можно, вернувшись в то время, когда супруги были счастливы. Когда ко мне приходят люди и жалуются, что им плохо вместе, я всегда спрашиваю: «Неужели все эти годы было так невыносимо?» Задумываются, и оказывается, что не всегда. Люди вспоминают общие темы, праздники, трудности, путешествия. Важно говорить о том счастливом времени, помнить о нем, а также принять решение – любить назло всему.

Говорят, сердцу не прикажешь. На самом деле сердцу можно приказать. Человек может заново полюбить того, к кому уже были чувства. Я видел такие примеры. Важно понять, что наша любовь к человеку растет прямо пропорционально тому добру, которое мы вкладываем в него. Если мы сокрушаемся, что нас не любят, то нам стоит спросить себя: «А мы сами сильно любим, многое делаем для близкого?»

Другой совет по преодолению охлаждения, разочарования – уже из собственного опыта. На примере общения со своими детьми.

Иногда дети так расстраивают, что кажется, что любить их уже просто невозможно. Осталось только раздражение и обида на них. Уверен, многим родителям знакомы эти периоды. Думаешь: как же так, ты делаешь для них столько всего, а в ответ – никакой благодарности? В такие минуты нужно сделать что-то хорошее – хотя бы просто подойти и обнять ребенка, – и сразу почувствуешь, как любовь начинает вливаться в твое сердце. Если дети находятся далеко, отправьте добрую смс-ку им. Такой подход подойдет не только в отношениях с детьми, но и с женой или мужем.

Разум говорит: мол, это неправильно, а вы все равно, для самого себя, сделайте что-то хорошее, чтобы не было вражды к этому человеку. Возвращаясь к вопросу об охлаждении чувств к супругу, подчеркну: не ждите, пока муж отвлечется от телефона, телепередачи, – сами сделайте первый шаг. Ищите новые грани в семейной жизни, постарайтесь понять и подбодрить мужа – может быть, ему тоже сейчас непросто.

Подвиг семейной жизни – это всегда понуждение себя, нам не хочется, а мы вопреки своему желанию делаем что-то хорошее, и Господь нам за это дает радость. Типичная ситуация (с похожей, наверное, сталкивался каждый): пожилая родственница просит приехать к ней на дачу, крышу залатать и грядки вскопать. Но как же не хочется! У самого много дел, проблем, тот же кризис среднего возраста, но заставляешь себя, тратишь на это весь день, устаешь, но потом… как же тебе хорошо!

Митрополит Антоний Сурожский, толкуя евангельский текст о чуде превращении воды в вино на свадьбе в Кане Галилейской, говорит о том, что когда радости в семейной жизни приходит конец, тогда Господь силен вновь сотворить чудо, превратив воду нашей серой жизни в прекрасное вино.


С протоиереем Павлом Гумеровым беседовала Александра Грипас
Книги протоиерея Павла Гумерова в интернет-магазине «Сретение»

8 апреля 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *