ИНТЕГРАЦИЯ КНИГИ В ЖИЗНЬ / Заметки о детском чтении

Родителей, которые читают детям, немало. Но много и тех, которые не читают. Причины они называют в основном одни и те же: некогда и нет интереса у ребёнка. Попробовали – не пошло. Вот теперь и не читают.

Отчасти я их понимаю – и родителей, и детей. Ну, прочитали мы «Золотой ключик» или «Сказку о рыбаке и рыбке», ну, глянули картинки – и на полку поставили. Дальше-то что? Читать просто ради чтения, читать ради формальной галочки не хочет никто – и правильно. Какая цель у такого чтения? Развить грамотность? Есть много не читающих и сносно пишущих людей. Развить кругозор? Он отлично развивается документальными фильмами и научно-популярными передачами.

Чтение у тех, кто его по-настоящему любит, не заканчивается с последней страницей книги

На самом деле, чтение у тех, кто его по-настоящему любит, не заканчивается с последней страницей книги. Текст продолжает жить в нас – жечь, светить, наоборот, покрывать всё мраком, или тусклым налётом пыли, или тихим покоем: тут уж от книги зависит. И после прочтения мы, взрослые, если книга нас впечатлила, проходим два важных этапа – осмысление и обсуждение.

Сначала происходит осмысление: мы ходим и молча в себе перевариваем то, что прочитали. Носим, боимся расплескать. Думаем, крутим в голове, как кубик Рубика, грани сюжета, характеры и отношения героев, финал. Ставим себя на место персонажей. Содрогаемся – или улыбаемся, вспоминая забавные моменты.

Но редко случается так, что нам достаточно просто носить впечатление в себе. Мы идём с ним вовне – это может быть рассказ маме, мужу, жене, подруге, коллеге. Мы можем написать пост о книге в соцсетях, снять видео. Пойти на форум и поспорить. В общем – выйти со своим книжным впечатлением в мир.

Эти две вещи – осмысление и обсуждение – нужны и детям. Только вот нужно учитывать, что они не обладают ни нашим опытом, ни багажом прочитанного и увиденного, и мыслят они пока проще, и объяснить свои чувства им сложнее. И если мы хотим чтения и не хотим формализма – нужно ребёнку помогать.

Интеграция книги в жизнь – это связь между прочитанным и тем, что происходит после чтения. Интеграция эта может быть разной, и она не требует какой-то особенной подготовки, методик, конспектов, педагогических умений. Понадобится немного времени и родительского внимания. Вот три основных её вида.

Беседа

Мы читаем книгу ребёнку – он слушает. Чем младше ребёнок, тем больше он нас перебивает, спрашивает, дополняет, удивляется и восхищается. Это хорошо, хотя и раздражает родителя порой: своими вопросами и репликами ребёнок вырывает нас из текста и контекста, может уйти настрой, да и вообще, постоянно разъяснять – утомительно.

Но беседа с детьми о прочитанном нужна! Без неё, даже если ребёнку и было интересно слушать, впечатление быстро сотрётся, исчезнет. Вот несколько причин для того, чтобы поговорить о книге.

  1. Ребёнок мог не всё понять. И речь здесь идёт не только о неизвестных словах: вроде бы мы объяснили в процессе, что такое, к примеру, «нивы», «ретивый», «брега». Но общий смысл стихотворных строк Пушкина о поздней осени остался расплывчатым, неясным.

Неясными могут быть и поступки героев, их мотивы и последствия; диалоги или, наоборот, длинные описательные моменты нередкопроходят мимо сознания маленького слушателя; может быть, он не успевает за резкими сюжетными поворотами.

Умение понимать героя приходит постепенно, его тоже необходимо тренировать

  1. Чувства иногда тоже непонятны. Они ведь не всегда описываются буквально: «Ему стало грустно, а потом снова весело»; «Она пожалела того-то»; «Он страшно разозлился». Чаще всего чувства не описываются – мы сами догадываемся о них по поступкам, жестам, разговорам. Умение понимать героя, даже если он не сказал нам о том, что испытывает, приходит постепенно, его тоже необходимо тренировать. Поэтому иногда очевидные для нас вещи оставляют ребёнка в недоумении, а чаще – равнодушным. Да и контекст бывает сложен для маленького человека: чего стоит «Сказка о рыбаке и рыбке» со всей подоплёкой взаимоотношений старика и старухи – даже до того, как их диалоги и поступки стала определять сословная разница.
  2. Ребёнок, который не умеет осмысливать прочитанное либо не всё понял, скорее всего, вообще не будет этим заниматься. Так и встают книжки обратно на полку – и человек недоумевает, зачем это всё нужно.

Беседа о книге – это вовсе не обязательно последовательный разговор прямо после чтения, не сходя с места. Беседа о книге – не экзамен и не урок. Лучше всего она проходит опосредованно, по пути в садик или из школы, во время приготовления ужина, уборки, прогулки. 5–10 минут болтовни перед сном – тоже очень полезная штука. Главное – чтобы такая беседа нравилась всем участникам: заставлять – не вариант, если мы говорим о таких тонких материях, как осмысление художественного текста.

Есть несколько секретов, которые помогут родителям сделать беседу о книге и понятной, и полезной для ребёнка.

– Важно идти от интересов детей. То есть если им хочется обсуждать Карабаса Барабаса – так он их поразил, – стоит поговорить именно о нём. Да, бывают моменты, когда ребёнок сам не знает, как и о чём говорить, – тут уж всё в руках взрослого. Но если есть конкретный запрос – не оставляем его без внимания.

– Мнение ребёнка может не совпадать с мнением родителя. Мнение ребёнка может быть неправильным, странным или глупым. Но если мы станем высмеивать или порицать то, что он говорит и чувствует, вряд ли он захочет обсуждать с нами книжки дальше. Важно стараться не задевать его чувства, даже если мы знаем, что нужно поправить или переубедить. На то мы и взрослые, чтобы выбрать именно ту форму беседы, которая нужна в конкретной ситуации.

Мнение ребёнка может быть неправильным, странным или глупым. Важно стараться не задевать его чувства

– Объяснять важно, но слушать важно не меньше. Внимательно и уважительно слушать, давать ребёнку возможность высказаться, прежде чем говорить самому. Тем более мы, взрослые, мудрые и дальновидные, всегда можем направить беседу с ребёнком в нужную сторону.

– Объём беседы тоже можно регулировать. Иногда мы долго обсуждаем – поступок Бильбо Бэггинса, отдавшего волшебный камень королю эльфов; выбор героини сказки Катаева «Цветик-семицветик»; вдохновенное враньё Дениски из рассказов Драгунского и его последствия. А иногда – молчим. Например, прочитав о смерти Аслана у Льюиса, или о том, чем закончилось путешествие Маленького принца, или о том, как дружная семья с восемью детьми из повести Анны-Катрине Вестли, взявшись за руки, подходит к своему новому дому.

Постепенно беседа, разговор о книге становится традицией, радостью и потребностью. Ребёнок с мамой или с папой просто болтает о том, что прочитали, и всем это нравится. Ну, а попутно развивается речь, логика мысли, умение вести конструктивную дискуссию, отстаивать собственную точку зрения, анализировать текст. И отношения с родителем укрепляются тоже.

Игра

Дети любят играть. Для них эта стихия естественна, понятна и комфортна – через игру они проживают, осмысляют то, что происходит вокруг, о чём они узнают.

Игра может быть связана с чтением: да-да, это совсем не взаимоисключающие вещи. Только я сейчас не об игре в смартфоне или на компьютере – я именно о свободной игре, полной детской фантазии, активных действий и не менее активных мыслей.

Говорят, современные дети плохо умеют играть в сюжетно-ролевые игры. Не знаю, судя по моему опыту, если у них нет гаджетов в свободном доступе, они способны придумывать чудесные игры. Разные – и между собой, и с игрушками, и даже с вырезанными человечками.

Да, ноу-хау моих троих детей – рисовать героев сказки, вырезать их, а потом играть с ними. Эта чудная традиция появилась у них во время осеннего нашего коронавирусного сидения взаперти, и немало весёлых часов они провели, конструируя свою сказку из лоскутков той, которую прочитали мы вместе.

Игра по мотивам прочитанного может быть обычной сюжетно-ролевой игрой, только перевоплощаются они в героев книги: в Айболита, что путешествует по Стране обезьян; в Рони и Бирка, разбойничьих детей, не пожелавших быть разбойниками; в Незнайку и его друзей, в Бильбо Бэггинса и Гэндальфа. Такая игра редко требует непосредственного участия взрослых: оно нужно лишь для того, чтобы заполучить всю необходимую бутафорию: плащи и шляпы, оружие и всё необходимое для приключений.

Ещё один вариант, чудесный, по-моему – если говорить о развитии фантазии, – перевоплощение игрушек. Когда-то великая мастерица рассказа о детях Тэффи писала, что палка становится для ребёнка полноценным конём, а вот великолепная игрушечная лошадь – бабушкой в кофте и платке: они имеет уже все черты лошади, и нужно фантазировать дальше.

Здорово вместе с ребёнком придумать новую роль для старой игрушки

Поэтому здорово вместе с ребёнком придумать новую роль для старой игрушки: взять мягкую лису и резинового волка, нарисовать глазки мячу-прыгуну и разыграть сказку «Колобок». Сделать бороду из бумаги и очки из проволоки белозубому спутнику Барби, надеть ему носок на голову – и вот он, старичок Петсон из сказок Свена Нурдквиста. Ну, а уж лего-человечки могут дать настоящий простор для фантазии!

Взрослому играть не обязательно, конечно. Просто можно подтолкнуть фантазию ребёнка – как подталкиваем мы в горку его велосипед, – а потом он уже, заливаясь смехом, мчится дальше.

Творчество

Дети любят рисовать и лепить – почему бы не использовать их творческую энергию для осмысления художественного произведения? Это не так уж и сложно: просто подкинуть идею, иногда немножко помочь с её реализацией. И вот что у нас может получиться:

  • Целый альбом рисунков по сказкам Пушкина, снабжённый короткими цитатами, неровно выведенными шестилеткой.
  • Заюшкина избушка и убегающая во всю прыть лиса.
  • Акварельный пейзаж по мотивам стихотворных отрывков об осени и весне из «Евгения Онегина».
  • Цветочный город, в котором живёт Незнайка, украшенный настоящими цветами, засушенными между книжных страниц.

Продолжать можно долго.

Особенно меня поразила и порадовала одна семейная история. Бабушка троих внуков, регент и преподаватель воскресной школы с огромным стажем, оставаясь с ребятами, рисовала с ними… евангельские притчи. На 5–6 альбомных листах появилась история блудного сына, потом – милосердного самарянина, потом – богача и Лазаря. Каждый рисунок создавался внуками и бабушкой вместе, каждый снабжался надписью-цитатой на церковнославянском языке. Дети писали и разбирали их вместе с бабушкой. Дети радостно ждали следующего бабушкиного визита, а она уж придумывала что-нибудь новое: райский сад из пластилина, например, сделали они папе к именинам.

Творчество для ребёнка – одна из самых увлекательных и доступных дорожек к пониманию

Кажется – так то ж профессиональный преподаватель! Она методику знает, и вообще постоянно с детьми. Нет, на уроках в воскресной школе она не лепит и не рисует, и не художник вовсе она по образованию. Просто ей важно, чтобы внуки знали и понимали истории Священного Писания, а творчество для ребёнка – одна из самых увлекательных и доступных дорожек к пониманию. Вот и пошла бабушка этой дорожкой, зная, что она увлечёт ребят. Пройдёт время, они вырастут, но впечатление от чтения у них останется самое тёплое. Всё просто здесь, никакой особенной премудрости – только понимание главного принципа радостного детского чтения: читаем с удовольствием, потому что интересно и понятно. Интеграция книги в жизнь работает именно на это.